Самовредительство: удивительная история минирования объектов инфраструктуры в Швейцарии

Оригинал статьи

Зубчатые бетонные выступы охватили на протяжении многих миль швейцарские Альпы. Их весело окрестили «Линии Тоблерона» по имени знаменитого производителя швейцарского шоколада, но они также имеют и другие названия. Более грозное прозвище, такое как «Зубы дракона», гораздо больше соответствует той изначальной функции, ради которой они были созданы: оказание сопротивления вторгшимся танкам и другой технике в военное время. Эти линии – лишь некоторые наиболее видимые элементы оборонительной инфраструктуры нации известной своим вечным нейтралитетом; подобная позиция усиливается тем фактом, что страна хорошо подготовлена к войне. Швейцарцы, прошедшие военную подготовку, вооружены, как говорится, до зубов. Многие оборонительные стратегии Швейцарии, однако, очевидны гораздо меньше, чем остроконечные пики гор и открыто носимое оружие, включая инфраструктуры тщательно продуманные и построенные для самоуничтожения в случае необходимости.

Сжигая мосты

В 2014 году сообщения о том, что взрывчатка, наконец-то, была убрана с моста на Швейцарско-Германской границе стали для некоторых весьма неожиданными, особенно для тех, кто и не подозревал, что она изначально была там установлена. Бад-Зекингенский мост был построен над Рейном в 1272 и долгое время считался национальным памятником, но это не помешало правительству установить на него ТНТ во время Холодной Войны. Военные действия, подобные этому, являлись частью гораздо более масштабной оборонительной стратегии Швейцарии, которая подразумевала отступление в горы и ведение партизанской войны во время оккупации. Идея заключалась в том, чтобы оставить руины, вместо функционирующей инфраструктуры после отхода. В настоящий момент вооруженные силы Швейцарии отказываются давать какие-либо комментарии по поводу того, установлена ли все еще взрывчатка на других объектах инфраструктуры в целях военной безопасности. Как бы то ни было, решение уничтожить этот мост при необходимости – только один пример давнего национального подхода в вопросах обороны.

В 1980, обладатель Пулитцеровской премии журналист Джон МакФи написал книгу о роли Швейцарской армии в формировании культурного и природного ландшафта страны. Безусловно, он описал и широко разрекламированную практику требований к всеобщей воинской обязанности. В своей книге «Площадь согласия Швейцарии», он также описывает в деталях, как искусственно созданный и естественный ландшафт этой маленькой европейской нации был тщательно и повсеместно милитаризирован. Мосты не только были сконструированы для подрыва и, тем самым, сдерживания наступающих сил, но также были защищены с флангов скрытой артиллерией для предотвращения возможных ремонтных работ со стороны врага после уничтожения мостов.

В Альпах внутренняя часть гор была извлечена, чтобы создать места под бункеры и склады запасов, в то время как их внешние склоны были оснащены механизмами вызова оползней. Железнодорожные и автомобильные туннели также были спроектированы таким образом, чтобы можно было быстро их уничтожить. Таким образом, на протяжении большей части ХХ века перед швейцарскими инженерами стояла двойная задача: они должны были, с одной стороны, создавать функциональные и прочные строения, а с другой – закладывать в проектировку методы их быстрого уничтожения.

Впечатления МакФи о стране менялись по мере того, как он все больше и больше узнавал о ее повсеместной милитаризации. Путешествуя по живописным гористым местам, он начал обращать внимание на дороги, которые, казалось, ведут в тупик, осознавая, что они могут вести ко входам в комплекс бункеров. Даже простой камень может служить маскировкой какого-то военного объекта. К 1990 гг. под контролем Министерства обороны находилось более 30000 оборонительных сооружений и объектов, не считая многочисленные бункеры по всей стране.

Одно государство, Подземное

Подземные швейцарские убежища начали строится еще в 1800-е годы, но более комплексные меры по укреплению страны при помощи подземных территорий были предприняты в конце 1930-х годов, поскольку опасность международной войны принимала все более угрожающие размеры. Действительно, усиленные швейцарские военные подготовки в сочетании со сложной топографией Альп, вероятно, сдерживали захватчиков стран «Оси», угрожающих стране со всех сторон в период Второй Мировой войны: они боялись бесконечной партизанской войны. Накануне Холодной войны Швейцария продолжала усиливать национальную оборону, включая строительство бункеров.

Швейцария, в итоге, построила достаточное количество бункеров, чтобы спрятать все население страны, причем с большим запасом – с резервом более 10%; ни одна другая страна не сравнится с таким объемом убежищ. Аргумент, который использовало правительство, заключался в том, что безопасность в случае ядерной атаки является правом каждого гражданина. «Каждый житель должен иметь безопасное место, до которого он может быстро добраться от своего места проживания» – гласит Федеральный закон Швейцарии о гражданской защите, а также: «владельцам многоквартирных домов необходимо построить и оснастить убежища во всех новых домах». Жителям, не заинтересованным в строительстве собственных убежищ, необходимо заплатить за место в общественных убежищах. Некоторые убежища были довольно скромными, такие располагались в подвалах церквей и больниц или других общественных зданий, но другие были огромными и сложно устроенными, например, железнодорожный туннель, который мог быть запечатан с каждого конца и способен вместить до 20000 людей в кризисной ситуации.

Локальный камуфляж

В то время как все эти меры были укрыты под землей или вплетены в инфраструктуру, которая используется каждый день, местная архитектура также сыграла заметную роль в обороне Швейцарии. По всей сельской местности множество строений, которые выглядят как затейливый амбар или традиционный дом, были в действительности спроектированы, чтобы спрятать все: от бункеров до противовоздушных орудий; при этом стратегия маскировки тщательно соблюдалась опытными мастерами. «Они выполняли свою работу со швейцарской точностью», объясняет репортер Аннеке Бокерн. «Хотя бункеры должны были быть неразличимы на расстоянии не менее 20 метров… они рисовали реалистичные оконные наличники, создавали идеальную имитацию текстуры дерева, и даже учитывали расположение солнца» для добавления теней.

СМИ и книги наподобие «Фальшивое шале» за авторством Кристиана Швагера способствуют “рассекречиванию” подобных сооружений в наши дни, при этом поднимая интерес к сохранению большинства этих сооружений, которые более не используются по своему назначению. За последние несколько десятилетий многие военные строения над и под землей были рассекречены и проданы для повторного использования в качестве домов, информационных центров и даже для сырных заводов. Некоторые строения открыты для экскурсий, в каких-то можно даже переночевать, что дает возможность широкой публике увидеть мельком культурные артефакты долгое время укрытые под землей и за фасадами.

Оставьте комментарий