Сделка века: когда Джордж Сорос понизил цену фунта стерлинга (Часть 2)

Оригинал статьи

Точка воспламенения
«Рынки могут влиять на события, которые они ожидают».
Джордж Сорос
В течение лета 1992 года британский фунт удерживал свою позицию. Так и было до тех пор, пока Германия не бросила Британию под автобус и все полетело к чертям.
В течение некоторого времени того же года представители Центрального банка Германии высказали неофициально комментарии, которые подорвали силу стерлинга. Британская газета TheIndependentзадокументировала пренебрежение:
«В августе 25, например, Реймут Йохимсен, член совета Бундесбанка, выступил с речью, сказав, что есть потенциал для реорганизации в рамках МВК. Стерлинг ослаблен. Десятого сентября не названный сотрудник Бундесбанка был процитирован, сказав, что девальвация стерлинга неизбежна. Фунт упал.»
Событием, которое в конце концов привело к отмене фиксированного обменного курса британского фунта, стало интервью с президентом Бундесбанка Германии, Гельмутом Шлезингером. Шлезингер дал интервью WallStreetJournalи немецкой газете. У него было одно условие: если они хотят открыто процитировать его, то им придется позволить ему проверить все цитаты. Если они только косвенно перефразировали его, то такое разрешение не было необходимо.
Президент немецкого Бундесбанка Гельмут Шлезингер
 
Той ночью, 16 сентября 1992 года, нижеприведенное сообщение, перефразирующее Шлезингера, вышло в новостных статьях:
«Президент Бундесбанка, профессор Гельмут Шлезингер, не исключает возможности, что даже после реорганизации и снижения процентных ставок Германии, одна или две валюты могут оказаться под давлением до референдума во Франции. Он признался в интервью, что конечно же проблемы не могут быть полностью решены принятыми мерами».
К утру отчет оказался на столе Джорджа Сороса. Джордж Сорос и весь финансовый рынок предположили, что фунт стерлинг является одной из тех валют, которые могут «оказаться под давлением» и быть девальвированы.
Всего за один день на вид безобидная перефразированная цитата привела к разорению Банк Англии и принесла Джорджу Соросу чистой прибыли свыше 1 миллиарда долларов. Рынок перестал верить в то, что Англия сможет поддерживать текущий обменный курс – и именно эта вера удерживала фунт от падения.
Сделка века
«Нет смысла быть уверенным в себе и иметь маленькую позицию».
Джордж Сорос
С августа Сорос и QuantumFundсоздали позицию на 1.5 миллиарда долларов, чтобы сделать ставку на то, что стерлинг упадет. Поскольку доверие и репутация британского правительства основывалось на том, что этого не произойдет, то вовсе не обязательно это должно было случиться. Но Стэнли Дракенмиллер, член руководства фонда, увидел отчет от Шлезингера и немедленно осознал всю его важность.
Книга Себастьяна Маллаби «Богаче, чем Бог» подробно излагает события того дня. Согласно Маллаби, Дракенмиллер обратил внимание на то, что их ставка в 1.5 миллиарда долларов против фунта должна окупиться, и следует рассмотреть возможность увеличения ставки.
Сорос резко возразил, предложив другую стратегию: «Нанесем смертельный удар».
Если цитата Шлезингера может быть использована как катализатор девальвации фунта, почему бы не сделать это сегодня? Вместо того, чтобы неспешно увеличивать ставку против стерлинга, QuantumFundмог бы сыграть на понижение в беспрецедентных, на сегодняшний день, масштабах. Подобное действие не только ускорит падение стерлинга, но также увеличит доход фонда.
Это и было то самое решение «нанести смертельный удар», которое принесло фирме Сороса свыше миллиарда долларов, свергло валютный режим Банка Англии, привело к позору премьер-министра. Это также обошлось британским налогоплательщикам в миллиарды.
Давайте внимательно изучим сделку Сороса для того, чтобы понять почему она столь элегантна. Как мы заявили ранее, суть сделки QuantumFundзаключалась в том, чтобы «шортить» британский фунт, что означает: они могли бы заработать денег, если валюта потеряет в цене.
Теперь, что именно означает «шортить» валюту, или что-то в этом роде? Предположим сейчас январь 2009 года, и Вы думаете, что айфоны от Appleустарели, и что цена акций компании (90 долларов) снизится. Какую выгоду Вы можете извлечь из данной догадки?
Что ж, Вы или Ваш брокер можете пойти к кому-нибудь, кто владеет некоторой частью акций Appleи попросить одолжить одну акцию компании. Вы отдадите им их долю позже и конечно же заплатите им проценты за кредит. Но сейчас Вы продаете акцию за 90 долларов наличными. Два дня спустя, цена акции 88 долларов, таким образом получается, что Вы купили одну акцию по цене 90 долларов. Это приносит вам доход в 2 доллара! (Ну, почти два доллара – Вы должны заплатить тому, кто одолжил акцию на два дня под проценты).
Но что, если Вы не продадите акцию Apple, когда ее цена станет 88 долларов, а вместо этого решите придержать ее до тех пор, пока ее цена не упадет еще ниже? Что ж, Вы крупно облажаетесь, потому что акции вырастут с 90 до 600 долларов; Вы потеряете 510 долларов на сделке, плюс проценты!
Если Вы приобретаете акции, то худшее, что можете сделать – потерять все деньги. Если Вы играете на понижение, то понижательная тенденция неограниченна, так как акция всегда может продолжать расти. Вы можете, возможно, потерять гораздо больше, чем все деньги – и это очень скверная штука. Таким образом, если Вы играете на понижение, то должны быть уверены, что Ваш риск убытков хеджирован.
А если Вы хотите сыграть на понижение с, например, британским фунтом? В этом случае, следует пойти к британскому лицу или компании и взять взаймы у них. Они говорят: «Конечно, вот, держите 100 британских фунтов. Просто верните мне фунты несколько дней спустя с процентами, и мы выпьем чаю с пышками». Теперь, Вы берете 100 британских фунтов, и конвертируете их в 295 немецких марок согласно обменному курсу.
На этом этапе, Вы бы действительно хотели, чтобы британский фунт потерял в цене по отношению к немецкой марке. Почему? Потому что, если британский фунт упадет в цене на 10%, то, когда Вы обратно конвертируете свои 295 немецких марок в фунты, чтобы вернуть ссуду – получите 110 фунтов стерлингов. Вы можете вернуть 100 фунтов и немного процентов, и все равно получите около 10 фунтов прибыли.
Итак, Вы зарабатываете деньги, если фунт девальвируется. Но что, если фунт поднимется в цене? Вы потеряете свою рубашку. В этом и заключается великолепие ставки Сороса: если фунт упадет, то они заработают миллионы на своей игре на понижение. А если фунт вырастет в цене? Что ж, такой сценарий был невозможен, так как все знали, что стерлинг был завышен. Он уже продавался в нижней границе своего торгового диапазона, и единственное, что могло продолжать удерживать его – это вмешательство правительства. Сценарий, при котором фунт мог бы увеличиться в цене, был невозможен.
Таким образом, либо фунт будет стоить примерно одинаково (в этом случае фонд Сороса не заработает денег, но и не потеряет слишком много), либо фунт упадет в цене, и фирма заработает неприлично много денег. Не было никакого серьезного минуса – только серьезный плюс.
Как сказано в «Руководстве Хедж-фондов»:
«Если спекулянты собирались разрушить МВК, то будучи коротким, фунт может оказаться очень прибыльной позицией. Даже если девальвация не произойдет, шансы увидеть, как фунт усиливает позицию были малы – более вероятно было то, что он продолжит находится в нижней части своего предела отклонений валютного курса. Единственным недостатком для спекулянтов были транзакционные издержки».
И вот тем утром, Сорос и его фонд увеличили их короткую позицию против британского фунты с 1.5 миллиарда долларов до 10 миллиардов. Это была превосходная ставка cуменьшенным недостатком и неограниченным ростом. Это было то же самое, что поставить на бросок монетки: если выпадет орел (девальвация фунта), то они заработают много денег. Если же на монетке выпадет решка (обменный курс останется неизменным), то они потеряют небольшую часть денег на проценты по кредиту. В такого рода пари Сорос будет вкладывать деньги весь день, даже если ему придется занимать миллиарды.
Борьба со спекулянтами
«Наша общая позиция к Черной среде должна была составить почти 10 миллиардов долларов. Мы планировали продать гораздо больше. На самом деле, когда Норман Ламонт [британский министр финансов] сказал, как раз перед девальвацией, что займет 15 миллиардов долларов для защиты стерлинга, мы были поражены, так как это столько, сколько мы хотели продать».
Джордж Сорос, 1992
В то время как Европа спала, Сорос занимал и продавал фунты у любого, кто мог. Игра QuantumFundна понижение вышла за пределы 10 миллиардов долларов. Другие хеджевые фонды прознали о сделке (и об отчете из Бундесбанка) и начали следовать примеру, также занимая и продавая фунты.
К тому времени как Лондонские биржи открылись для ведения дел и представители Британского казначейства начали свой день, десятки миллиардов фунтов были проданы. Фунт был опасно близок к торговле ниже уровня, установленного МВК.
У Банка Англии был весьма дерьмовый день.
Британские чиновники ответили, поначалу, покупкой 1 миллиарда фунтов стерлингов в 8:40 утра. Покупка не произвела никакого эффекта на стоимость фунта. Весь мир занимался продажей и Британское правительство не имело достаточной покупательской способности, чтобы справиться со всем этим. Считается, что Британское правительство потратило 27 миллиардов фунтов стерлингов из собственного резерва, скупая фунты, но безрезультатно.
К 9 часам утра, министр финансов Норман Ламонт связался с премьер-министров Джоном Мейджором и сообщил тому, что они не смогут купить достаточно фунтов, чтобы поддержать валюту. Единственная возможность для правительства Британии сохранить торговлю на необходимом уровне – резко увеличить процентную ставку и привлечь людей к покупке фунтов. Мейджор отказался. Британия переживала рецессию, и рост ставок еще больше ухудшит экономику. Это было бы политическим самоубийством.
Кровь была в воде. Мировой капитал продолжал делать ставки против фунта. Полтора часа спустя, Ламонт вновь позвонил премьер-министру, чтобы повторить свое предложение. Премьер-министр смягчился. В 11 часов утра Британское правительство заявило, что увеличит процентную ставку на 200 пунктов, с 10% до 12%.
Каким образом огромное увеличение процентной ставки повлияло на стоимость фунта? Ничего не произошло. Фунт продолжал стремительно падать. Ламонт направился в резиденцию премьер-министра для того, чтобы выяснить как спасти ситуацию, что заставило их объявить увеличение процентной ставки еще на 300 пунктов, с 12% до 15%.
Какой эффект подобное увеличение процентной ставки оказало на стерлинг? Вновь никакого. Как впоследствии подтвердит Маллаби в своей книге, Сорос и шайка спекулянтов знала, что победа уже близка:
«По другую сторону Атлантики, за их столами, Дракенмиллер и Сорос считали повышение процентных ставок актом отчаяния, который присущ умирающему человеку. Эти увеличения были сигналом того, что конец уже близок – настало время для последнего рывка, чтобы при помощи продажи выдавить остатки жизни из британской валюты».
Рынок ожидал, что Британии придется девальвировать свою валюту, и никакие увеличения процентных ставок и скупка валюты не смогут изменить этого. К этому моменту, мнение, что Британия выйдет из МВК и девальвирует свою валюту стало самоисполняющимся пророчеством; если спекулянты верили в это настолько, чтобы вкладывать в это деньги, то это обязательно должно было случиться.
В тот же вечер, в 19:30, Ламонт провел пресс-конференцию, где объявил, что Британия выйдет из МВК и разместит свою валюту на рынке. Сорос и спекулянты победили.
Последствия Черной среды 
Британская финансовая история теперь упоминает 17 сентября 1992 года как «Черную среду»; Джордж Сорос, однако, вероятно называет это «Потрясающей средой». Когда Британия разместила свою валюту, фунт упал на 15% по отношению к немецкой марке и на 25% по отношению к доллару США.
Если Вы помните, у QuantumFundСороса было примерно 15 миллиардов долларов поставлено на пари, что фунт упадет по сравнению с другими валютами. Они заняли миллиарды, чтобы провернуть это и были правы. Вот, что произошло со стоимостью их фонда в сравнении с ценой за фунт:
 
Стоимость фонда выросла почти мгновенно с 15 миллиардов долларов США до 19 миллиардов, когда курс фунта был пущен в свободное обращение; несколько месяцев спустя, фонд стоил почти 22 миллиарда долларов. Помните, что это хеджевый фонд, таким образом Сорос и его партнеры получили 20% от 7 миллиардов, что составляет как минимум 1.4 миллиарда долларов. И вот, друзья мои, это то, каким образом Вы становитесь миллиардером.
Природа торговли на Уолл-стрит заключается в том, что, если вы крупно выиграли, значит кто-то крупно проиграл. В данном случае, произошла огромная передача богатства от британских налогоплательщиков Соросу и другим управляющим хедж-фондами. Газета «TheGuardian» рассказывает:
«Джим Тротт, бывший главный дилер Банка Англии, назвал этот день «потрясающе дорогим». Он сказал, что негласно купил за 4 часа больше стерлинга в тот день, чем кто-либо до или после. Все его покупки потеряли ценность в течение дня – и еще больше упали, когда правительство вышло».
В преддверии девальвации, Британское казначейство продолжало тратить свои иностранную валюту на британские фунты, которые стали гораздо менее ценными после того, как Британское казначейство повысило обменный курс. Чтобы поддержать идею о том, что фунт был правильно оценен, Казначейство продолжало тратить доллар на то, что, как все знали, стоило три четверти. Расходы британских налогоплательщиков оценивались примерно в 3.3 миллиарда фунтов стерлингов.
Потеря миллионов долларов денег налогоплательщиков столь привычна для политиков, что у них не возникнут проблемы со сном по этому поводу. Тем не менее, им небезразличны политические последствия того, что они выглядят как кучка некомпетентных людей. Вы не можете в один делать заявления о повышении процентных ставок в то время как страна пребывает в середине рецессии или о полном изменении работы иностранной валюты, не создавая впечатления у всех, что вы понятия не имеете, что делаете.
Джон Мейджор сделал вступление в МВК центральным элементом своей кредитно-денежной политики и своего плана по созданию жесткой экономии в Англии. Вышеописанные события разрушили его авторитет. Избиратели дали пинка Мейджору и его партии, не допустив их к власти на следующих выборах. Как оказалось, Маргарет Тэтчер была права: у Великобритании не было бизнеса, пытающегося искусственно поддержать свою валюту в эру, когда несколько хеджевых фондов могли собрать за несколько часов больше капитала, чем Банк Англии имел в своем распоряжении.
Если Вы ищете выводы в этой истории, то вот один из них. Количество денег на мировых рынках настолько велико, что оно может поставить даже правительство Британии на колени за один день. Вот другой вывод: правила, описанные здесь и подобные им, могут создать неожиданные лазейки, и кто-то более умный, чем политики, в конечном итоге, заметит это.
Но, пожалуй, что гораздо важнее – эта история показывает силу односторонней ставки. В 1992 году ставка была хорошо продуманной макроэкономической сделкой по фиксированным обменным курсам, которую реализовал Джордж Сорос и его команда. Если бы они были неправы, потери были бы почти нулевыми. Но они были правы, и потенциальная выгода была неизмеримо высокой.
Такие ставки почти никогда не появляются, но, когда они появляются, происходит невероятный переход богатства от овец к волкам.

Оставьте комментарий